Интересное об овощах

ГМО овощи

 Отечественные потребители лишены возможности получать информацию о содержании генетически модифицированных организмов (ГМО) в продуктах питания. Дело в том, что в Украине отсутствует законодательство, которое полноценно регулировало бы производство и распространение ГМО, а также вменяло бы в обязанность производителей и распространителей уведомлять общественность о содержании ГМО в выращиваемой и производимой продукции. С целью урегулирования этого вопроса на законодательном уровне еще с 2000 г. разрабатываются соответствующие законопроекты, но ни один из них на сегодняшний день окончательно не принят. Следует обратить внимание на такой нюанс. Ген, имплантированный в другой организм, с юридической точки зрения рассматривается как изобретение и таким образом становится объектом интеллектуальной собственности, а компании — производители ГМО приобретают права на получение роялти, поэтому заинтересованность ряда больших компаний во внедрении ГМО в сельское хозяйство и активизации производства продуктов, созданных на их основе, а также в принятии либерального законодательства понятна. Поэтому крупные ТНК — субъекты аграрного бизнеса и пищевой промышленности — заинтересованы в принятии в Украине закона, который устанавливал бы минимум ответственности для них и содержал минимум ограничений, о которые таким компаниям приходится «ломать зубы» в Европе и даже в России. Речь идет в первую очередь об оповещении общественности путем маркировки о том, что производимая продукция содержит ГМО, а также о создании самими же компаниями комиссий по биобезопасности проведения генноинженерных работ и проведении ими же предварительной оценки риска при планировании и подготовке таких работ. То есть мировых гигантов интересует такой порядок, при котором они сами себя же будут контролировать, что может свести на нет эффективность внешнего контроля. В их же интересах и законодательное закрепление содействия генноинженерной деятельности со стороны госорганов. Такие положения содержит законопроект «О государственной системе биобезопасности при создании, испытании и практическом использовании генетически модифицированных организмов», имеющий наибольшие шансы стать законом, поскольку был принят в первом чтении.
ОПАСНАЯ МОДИФИКАЦИЯ
Большинство используемых в сельском хозяйстве ГМ-растений было создано с целью сделать их устойчивыми к неблагоприятным факторам окружающей среды. Так, ГМ-картофель отличается неуязвимостью для колорадских жуков; гены рыб, живущих в холодных водах, призваны придать морозостойкость томату, в который они вживлены; а гены скорпиона защищают пшеницу от засухи. Немало ГМ-растений растет намного быстрее, чем их «обычные» родственники. Тем не менее, растения, выращенные на основе ГМО, приобретают не только желаемые, но и непредусмотренные свойства, которые могут оказаться, и уже оказываются, опасными. Дело в том, что внесенные гены сосуществуют с тысячами других «родных» генов и тем самым изменяют большое количество признаков последних, причем их спектр невозможно определить заранее. Кроме того, не существует на сегодняшний день и надежных методов определения последствий использования ГМО — они проявятся лишь по прошествии продолжительного промежутка времени. Поэтому многие ученые ставят под сомнение результаты исследований, проводимых производителями ГМ-продуктов и теми, кто выращивает для них сырье, поскольку обычно эти исследования длятся не более нескольких месяцев, а этого недостаточно чтобы хотя бы попытаться расставить точки над «i». Основная проблема именно в том и состоит, что наука пока не может дать четкого ответа на вопрос, какие отрицательные последствия для людей могут возникнуть вследствие производства и потребления ГМО. Хотя некоторые факты уже известны: в США от потребления ГМ-продуктов умерло 37 человек, а 1500 стали инвалидами. Эти случаи были спровоцированы триптофаном — веществом, синтезируемым из трансгенных бактерий. Украина, как и многие другие страны со слабой экономикой и не особенно развитым законодательством в сфере экологии и здравоохранения, может реально пострадать вследствие ввоза и продажи на внутреннем рынке ГМ-продуктов, воздействие которых на организм человека и окружающую среду вызывает особые опасения. Прежде всего могут пострадать люди, которые совершенно не осведомлены о ГМ-продуктах. Жертвами нововведения могут стать и отечественные производители сельскохозяйственной продукции, которую потеснят более дешевые импортные ГМ-продукты. Еще одной серьезной потенциальной угрозой со стороны ГМО является невозможность контролировать их распространение в природе — их элементы разносятся как животными, так и природными стихиями. Такая интервенция может причинять реальные убытки лицам, не использующим ГМО. Об этом свидетельствует, в частности, прецедент, который имел место с канадским фермером Перси Шмайсером, занимавшимся выращиванием обыкновенной сои. Перед реализацией урожая его продукция, как обычно, проходила проверку, и в результате анализа в продукции были обнаружены генетические изменения. Оказалось, что на соседнем участке выращивалась ГМ-соя, а неподалеку был расположен завод для ее переработки. Когда об этом случае стало известно компании «Монсанто», которой принадлежат права на выращиваемую по соседству ГМ-продукцию, она подала на фермера иск о незаконном использовании интеллектуальной собственности, и он был удовлетворен. Для правосудия не имело значения, каким образом ГМ-культуры попали на поле фермера. Не приняли во внимание и то обстоятельство, что вследствие этого инцидента не была получена прибыль — достаточно было факта нарушения прав «Монсанто» посредством сбора урожая. Суд первой инстанции решил, что Шмайсер должен уплатить 143 тыс. долл. штрафа. Фермер с судебным решением не согласился и продолжил борьбу в других судебных инстанциях. Благодаря поддержке, в том числе и материальной, других фермеров Шмайсер более 5 лет вел судебные дела против «Монсанто». Поддержка объяснялась не только сочувствием коллеге, а пониманием того, что никто из них не застрахован от подобной ситуации с довольно плачевными последствиями.
РАЗНЫЕ ПОДХОДЫ
Поскольку основными производителями ГМ-продукции являются американские компании, то не удивительно, что именно в США в этой сфере действует весьма лояльное законодательство. Не отстает от него и канадское — оно даже не вменяет в обязанность производителям информировать потребителей о наличии ГМО в продукции. Интересно, что именно в этих странах знакомились с ГМО и связанными с ними практическими вопросами разработчики и депутаты — инициаторы упомянутого законопроекта. В противовес Северной Америке, в ЕС существуют жесткие ограничения как на производство продуктов питания, содержащих ГМО, и соответствующее сырье, так и на импорт и транзит ГМО, а также обязательство производителей маркировать продукты, которые генетически модифицированы как минимум на 0,9%, причем последнее требование действует даже в России. Кроме того, с 2004 г. в ЕС запрещено использование ГМО в производстве продуктов детского питания. На уровне же отдельных стран правила еще строже — в Италии, Франции и Греции маркируют всю без исключения продукцию, содержащую ГМО. В то же время в ЕС, как и в США, под давлением корпораций ВТО, заинтересованных в производстве ГМО, уже разрешено патентование трансгенных организмов. Есть опасность, что с развитием генной инженерии патентование может обеспечить нескольким большим компаниям право владения целым рядом сортов растений, что может создать немало хлопот фермерам, которым придется все чаще сталкиваться с вопросами авторского и патентного права, а также с ситуациями, подобными той, в которую попал канадский фермер.
Что же касается Украины, то, по мнению многих экологов и ученых-аграриев, на всех ГМ-продуктах, которые производятся и реализуются на территории нашей страны, должна размещаться информация, что они содержат ГМО. Именно такая информация позволит потребителю сделать осознанный выбор. А пока такой информации нет, хотя ГМО активно используются в производстве множества ходовых продуктов питания — преимущественно зарубежного происхождения (они знакомы любому потребителю). В то же время малоперспективными кажутся более радикальные шаги — например, запрет производства и продажи ГМ-продукции в Украине. В целом же, относительно информирования общественности о наличии ГМО в продуктах, здесь следует позаботиться не столько о законодательных инициативах, сколько о выполнении давно действующего Закона Украины «О защите прав потребителей», в ст. 15 которого предусмотрено наличие пометки про ГМ-компоненты в составе продуктов, а также о проведении кампании по проверке национальных товаропроизводителей на предмет выполнения вышеупомянутого закона с освещением результатов в печати. Несмотря на отсутствие собственной полноценной нормативно-правовой базы в сфере биологической безопасности, не следует забывать, что наше государство в 2002 г. ратифицировало Картахенский протокол о биобезопасности, который, в частности, предусматривает обязательное предупреждение страны-импортера, которой в данном случае может выступать Украина, о ввозе на ее территорию ГМО, причем наше государство вправе отказать в разрешении. Кроме того, этот же международный акт предусматривает создание в каждой стране, которая его ратифицировала, компетентного органа, осуществляющего контроль над перемещениями ГМО по территории государства и экспортно-импортные операции с ГМО. Проблема в том, что в Украине пока нет собственного закона, который полностью раскрывал бы положения ратифицированного нашим государством протокола, предусматривал конкретные механизмы контроля и ответственности, а также реально обеспечивал бы биобезопасность использования ГМО. Согласно подписанной Рамочной конвенции об охране и постоянном развитии Карпат законодательное регулирование деятельности по созданию, использованию и распространению ГМО должно предусматривать и выполнение обязательств, где отмечается, что «стороны проводят политику, направленную на предотвращение ввоза неаборигенных видов и распространения ГМО, представляющих угрозу экосистемам, средам обитания или видам, а также на их контроль или уничтожение». Важным можно назвать и запрет использования ГМО для детского питания, запрет продажи продуктов, содержащих ГМО, в детских учреждениях — подобные нормы существуют в целом ряде стран. Опасность использования ГМО может очень отрицательно повлиять на дальнейшее развитие органических продуктов в Украине и негативно сказаться на ее производителях. Например, при фактическом абсолютном доминировании ГМ-сои в Бразилии и США — основных ее производителях, в развитых странах темпы роста спроса на не ГМ-продукцию превышают 24% в год. Путем разумного подхода, в том числе и законодательного, у Украины как у житницы Европы пока есть все шансы стать одним из основных поставщиков не ГМ-продукции на мировой рынок, получая при этом весомые экономические дивиденды.
РИСКИ
Очевидно, что деятельность, связанная с ГМО, рискованная, т. к. может отрицательно сказаться на биоразнообразии окружающей среды и на здоровье человека. Поскольку еще нет достаточно научно обоснованных доказательств этих рисков, можно говорить лишь о возможном отрицательном влиянии, как это записано в Картахенском протоколе о биобезопасности. Для Украины же, как аграрной страны в первую очередь существуют риски возможного отрицательного влияния на биоразнообразие, так как нет четкой информации о том, где выращиваются ГМ-сельскохозяйственные культуры и не осуществляется соответствующий мониторинг.
Риски, связанные со здоровьем людей, состоят в том, что продукты, в состав которых входят ГМО, у нас просто не маркируются. И это несмотря на то, что информирование общественности о ГМО и обеспечение биобезопасности со стороны украинского государства четко прописано в ст. 23 Картахенского протокола, стороной которого является Украина. Именно пункт относительно маркировки и установления процентного содержания ГМО в продукции оказался наиболее проблемным при разработке Картахенского протокола. В результате этот процент каждое государство определяет самостоятельно, и он, как правило, колеблется от 1% в ЕС и до 5% в некоторых других странах. Кроме важной роли в информировании населения относительно ГМО, этот вопрос имеет очень серьезный экономический аспект, так как от условий и особенностей маркировки зависит цена на ГМ-продукцию. Риски, связанные с выращиванием ГМО, можно условно разделить на несколько групп. Из них экологические самые серьезные, поскольку, как правило, являются необратимыми и именно поэтому наиболее опасными. К ним относятся:
возникновение резистентности к гербицидам у сорняков, возникновение устойчивых к пестицидам популяций насекомых;
снижение уровня биоразнообразия, в том числе вымирание традиционных сортов сельскохозяйственных культур;
возможность ГМ-сортов стать вредными для себе подобных культурных растений (при этом никаким механическим или иным способом плоды или семена ГМ-растения будет невозможно отделить от традиционных);
самопроизвольное перенесение генов с трансгенных растений к нетрансгенным и проникновение таким образом ГМО в естественные экосистемы, в том числе — в агроэкосистемы (избежать загрязнения обычных культур трансгенными при выращивании в открытом грунте невозможно - загрязнение состоится обязательно как следствие опыления при выращивании, переработке или транспортировке: результаты проведенного в США исследования свидетельствуют, что от 50 до 80% образцов обычных репы, сои, кукурузы были загрязнены трансгенами).
Относительно экономических рисков. У нас, к сожалению, все еще недостаточно развиты биотехнологическая промышленность и научные исследования в сфере ГМО. В связи с этим мы можем попасть в реальную зависимость от международных компаний, специализирующихся на производстве и распространении ГМ-продуктов. Следует вспомнить и о рисках социально-этического характера: Украина — традиционно аграрная страна, в чем-то консервативная, поэтому возможно неприятие новейших биотехнологий и трансгенных растений. Похожая ситуация была, например, во Франции и других европейских странах, но там уже поняли, что биотехнологии, надо развивать, но обязательно с соблюдением принципов биобезопасности. Тем не менее, ни в Украине, ни в Европе не работают в достаточной мере система биобезопасности как комплекс законодательных и административных мероприятий, система оценки рисков, система информирования общественности. Для развития национальных биотехнологий, обеспечения биобезопасности и, следовательно, минимизации рисков в Украине прежде всего следует реализовать нормы международных соглашений, хотя бы тех, стороной которых является Украина, и продолжать развивать национальное законодательство. Открытой остается и проблема реализации норм уже действующих отечественных законов «О защите прав потребителей» и «Об основах национальной безопасности Украины», которые, как и Картахенский протокол, предусматривают предоставление информации о наличии в продуктах ГМ-компонентов. Немаловажным также является развитие научных исследований в биотехнологии, создание специальных лабораторий, полигонов для исследований ГМО, которые должны иметь соответствующую систему защиты и мониторинга.
Основным аргументом, к которому апеллируют сторонники развития ГМ-промышленности, — это помощь населению голодающих стран, в первую очередь Африканского континента. Ведь не секрет, что на сегодняшний день более миллиарда жителей Земли голодают и при этом население нашей планеты постоянно растет. Считается, что именно ГМ-продукты, более дешевые в выращивании и более продуктивные, могут эффективно решать проблему голода, поскольку основные причины нехватки продуктов питания связаны со сложностями с закупкой и доставкой продуктов, а также с преимущественно слабым развитием инфраструктуры этих стран. Впрочем, есть и контраргумент: пока еще не было прецедента серьезной помощи голодающим за счет ГМ-продуктов. К тому же особенность выращивания ГМ-растений заключается в том, что многие из них не дают семян, и фермеры вынуждены тратить деньги на их закупку с целью поддержания производства, что может оказаться неподъемным для и так небогатых фермеров из стран, которые не являются экономически сильными. Сторонники ГМО могут также ссылаться на примеры, свидетельствующие о том, что продуктивность ГМ-растений выше продуктивности их натуральных собратьев, и при этом не происходит переноса ее пыльцы к диким растениям. Именно так было в случае с соей в Приморском крае Российской Федерации, где ученые провели соответствующие эксперименты. Следует также отметить, что весьма полезными могут быть и принципиально новые свойства ГМ-растений, как, например, в случае с ГМ-рисом, вырабатывающим бета-каротин, недостаток которого в организме ребенка становится причиной опасных заболеваний. Перенесение же геномов риса, которые способствуют его сопротивляемости вредителям, другим культурам помогает снизить потери урожая и сократить использование вредных пестицидов. Кроме того, на основе ГМ-технологий можно создавать новые продукты, используемые в фармакологии (речь идет об антителах, вакцинах и др.). Безусловно, существует много аргументов против. Но объективная реальность такова, что загнать этого «джина» назад в бутылку явно не получится. Остается только контролировать и направлять производство и распространение ГМ-продукции в созидательное русло. Для этого нужны четкие и строгие «правила игры», которые соблюдались бы прежде всего крупными компаниями, работающими в агропромышленном секторе. Ведь вопрос о коммерческой выгоде — отнюдь не первый, который должен стоять на повестке дня при решении вопросов, связанных с ГМО. А для этого необходима координация научного сообщества, производителей ГМ-продукции и государственных органов. На основании научных выводов должны приниматься соответствующие решения (в том числе и ограничительного характера) на государственном и межгосударственном уровнях.
 

 

Источник: По материалам журнала "Овощеводство"

 

Все статьи раздела "Интересное об овощах" ...